История. СИЗО-1 Иркутск стр 3

Следственный изолятор № 1
ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России
по Иркутской области
г. Иркутск

СИЗО-1
 

История

Был учрежден особый комитет, ведавший вопросами строительства. В него вошли полицмейстер, городской голова и капитан Шац, который должен был производить работы. Возглавил комитет военный губернатор К.Б.-К.Венцель.

В утвержденный проект Шац внес поправки, вызванные потребностью одновременного с замком строительства служб: бани, кухни, дома для смотрителя. Кроме того, первоначальным планом главный корпус предполагался одноэтажным, вместо этого Шац предложил над передним фасадом возвести второй этаж. В этом случае не нужно было строить отдельное здание для помощника смотрителя, служителей и конторы. Необходимость в максимальной концентрации тюремных построек диктовалась рельефом местности. Задний двор, очень тесный и ограниченный протекающей сзади речкой Сарафанкой, не был рассчитан на строительство многочисленных сооружений.

Все перечисленные изменения в проекте Комитетом по постройке острога были признаны необходимыми и удобными в исполнении: не требовали значительных капитальных вложений и были относительно просты в техническом решении.

Производить работы было решено хозяйственным способом, с привлечением для черных работ арестантов с положенной по закону (весьма незначительной) оплатой их труда. Они же были задействованы на рудниках и кирпичных заводах, поставлявших строительные материалы.

18 апреля 1858 г. Шац сообщил генерал-губернатору, что приступает к каменным работам на главном корпусе.

Следует отметить, что на строительство были собраны каменщики со всей Сибири. Имена некоторых из них сохранились, благодаря архивным документам. Из иркутских мещан острог возводили: Николай и Иван Кремневы, Петр Жданов, Михаил Попов, Петр и Алексей Накволины, Дмитрий Караулов, Бернард Литовский, Алексей Ружников, отставной канцелярист Иван Рубцов, рядовой Василий Рожин. Из поселенцев Иркутской губернии на строительстве работали: Трифон Максимов и Александр Иванов из Яндинской волости, Федор Сибирев - из Братской, Иван Соколов и Викентий Леготский - из Кудинской, Василий Исаев, Платон Екимов и Афанасий Комлев - из Бадайской, Николай Бакинтев и Иван Котлер - из Оекской, Никифор Жуйков - из Черемховской, Смирнов - из Верхнеилимской, Байбек Измайлов - из Манзурской волостей, крестьянин Дровосеков с Тельминской фабрики, из Киренского уезда - Егор Непомнящий".

Строительству тюрьмы придавалось чрезвычайное значение, оно находилось под личным контролем генерал-губернатора. Старый острог был разрушен, арестанты содержались в малоприспособленных для этой цели зданиях бывшей иркутской суконной фабрики и ремесленного дома, поэтому прилагались все усилия для скорейшего его завершения. В одном из своих рапортов Шац просит "о назначении для черных работ арестантов из выдворяемых поселенцев, без особого конвоя" и предлагает "по крайней надобности для кирпичного завода в чернорабочих из поселенцев, сверх назначенного по контракту с Луксом 50-ти человек для выделки кирпича... отобрать с институтских зданий до 35 человек для казенных кирпичных заводов".

Под "институтскими зданиями" имелся в виду Институт благородных девиц, для которого в это же время на набережной Ангары возводились новые помещения. Потребность в строительном материале была настолько высока, что местная промышленность не могла справиться с заказами Тюремного ведомства. Кирпич на строительство острога поставлялся всеми городскими владельцами кирпичных заведений. В архивных документах сохранились сведения о поставщиках: "Куплено у иркутского мещанина Лукина 4000 кирпича", или: "Заплачено иркутскому 1-й гильдии купцу Василью Останину за купленный у него кирпич... 172 руб.". Строительный материал приобретался также у мещанина Парфенова, казака Оглоблина, мещанина Александра Давыдова. Самым крупным поставщиком кирпича в это время был гражданин города Виндавы Карл Луке. На его заводе выделывались также изразцы, на отделку печей он продал их "1213 по 10 коп. за штуку".

Именитые иркутские купцы тоже поставляли материалы на строительство острога: Андрей Белоголовый - цокольные камни и плиты для выстилки полов, И.С.Хаминов - листовое железо, которое он выписывал с Екатеринбургских заводов. Основная масса необходимых для строительства железных изделий изготавливалась на близлежащих, Петровском и Николаевском, железоделательных заводах. В рапорте на имя Венцеля 29 марта 1859 г. И.И.Шац писал: "не оставить сделать распоряжение о высылке при первой возможности, по открытии навигации по Байкалу, из Петровского железоделательного завода железа".

Тальцинский "компанейский" завод изготавливал и поставлял оконные стекла.

К осени 1859г. строительство острога близилось к концу. Оставалось провести внутреннюю и наружную отделку помещений. Покрытием кровли руководил поселенец Фридрих Миллер, печи выкладывал казак Иркутского казачьего полка Иванов. Оконные решетки выковал иркутский мещанин Зимин. В течение лета 1860 г. были завершены плотничные и столярные работы, которые проводились крестьянином Иваном Багриновским с артелью. Наружной отделкой занимались каменщик Петр Горев и его брат, крестьяне Нижегородской губернии. В расчетных документах значится: "Заплачено каменщику Петру Гореву за вытеску сандриков над 30 окнами переднего фасада из песчаника по три рубля с каждого окна и за прибавку 2 окон в стенах коридора по заднему фасу с закладыванием решеток... всего 108 рублей".

Работы по строительству в Иркутске тюремного острога позволили выявить и собрать вместе многих хороших мастеров: каменщиков, плотников, кузнецов. Этому способствовало и распоряжение губернатора, касавшееся тех переселенцев, которые проработали на строительстве более 2 месяцев. В "облегчение участи" их было ведено причислять в ближайшие волости губернии. 15 июня 1861г. были освидетельствованы и признаны законченными работы на строительстве помещения для конторы, квартиры для Смотрителя острога и каменной ограды. Еще раньше, в апреле 1858 г., была построена и передана в ведение Полицмейстера баня с прачечной. Однако, как доносили губернатору в ноябре 1861 г., "перевод арестантов во вновь выстроенный острог из временно занятых помещений останавливается за неосвидетельствованием оного".